Расстрел Верховного Совета по прошествии 19 лет Печать
Автор: Андрей Иванов   
11.10.2012 11:26

Трагические события сентября-октября 1993 года явили собой невиданный пример попрания всех мыслимых и немыслимых законов и прав. Об антиконституционности (иначе и быть не может) расстрела из танков парламента сказано достаточно. Даже демократы-апологеты сегодня признают, что Ельцин тогда фактически совершил силовой незаконный захват власти. Но поговорить хотелось бы в этой статье о другом: какое значение то событие имеет сейчас, спустя 19 лет, для граждан и, в частности, для представителей оппозиции.

Расстрел Верховного Совета все 1990-е годы оставался неким событием-началом и событием-вдохновением. О чём бы не шли споры между представителями совершенно разных оппозиционных партий и движений, в разговоре обязательно затрагивалась тема того противостояния. Люди из «Трудовой России», РКРП, КПРФ или какого-нибудь националистического движения любили вспоминать, как их били, как прорывались, как спасались… Тема «Белого дома» стала ключевой и в оппозиционном культурном пространстве. Десятки и сотни книг, стихов, песен, картин писалось на тему «черней антрацитовой идеальной черноты» здания парламента.

И традиционно 4 октября шли колонны к народному мемориалу у стадиона на Красной Пресне из стендов с портретами погибших, памятных крестов и импровизированных баррикад. Шли, по большей части, колонны с красными полотнищами. Потом начиналась панихида, которую вели православные священники. Потом поминали под горькую. К этому времени уже подтягивались националисты. Под градусом да в кругу единомышленников «зиговали».

Год от года людей становилось всё меньше. Меньше стало и песен, и стихов, и книг на ту тему. Это и неудивительно. В первые годы это было живым ужасом в памяти, потом – актуальными воспоминаниями, вдохновляющими на борьбу. Потом это стало частью личных историй многих лет, проведённых в борьбе с режимом. Но через 19 лет… Уже постарели многие участники за это время. Нет прежних сил ходить на митинги, раздавать листовки, вступать в коалиции. Только вспоминать и остаётся…

Знакомый профессор в 2003-м жаловался мне, что у многих студентов путаются в голове события 1993 года и 1991. А ведь они разные по сути! В этом, 2012 году, тот же профессор рассказал про то, как на вопрос «знаете ли, что произошло в 93-м», студенты ответили: «Мы тогда ещё не родились». И на студентов этих злиться сложно, ведь вполне логично, что для них что 1993 год, что 1917 – одинаково далёкие.

Представители этого же молодого поколения, приходящие в оппозиционное движение, явно не горят желанием быть связанными с воспоминаниями старших товарищей. Они вполне логично рассуждают, что расстреляли тех самых депутатов, которые ратифицировали Беловежские соглашения. Тех самых, что в 1991 приютили в здании парламента Ельцина.

Вот и обмелела колонна памяти. И власть уже не пустила от памятника героям революции 1905 года участников акции по традиционному маршруту по Красной Пресне. И никто не смог выступить против: покорно пошли по параллельной улице Заморенова (можно считать, что говорящее название).

А на следующий день был музыкальный фестиваль, организованный Народно-национальной творческой корпорацией (ННТК). Каждый год в память о защитниках Дома Советов ННТК собирает известные среди оппозиционной молодёжи коллективы. Только в прошлом году концерт был в большой клубе, присутствовали сотни человек. А два года назад два автобуса с ОМОНом дежурили у входа. В этот раз всё было по-другому. Выступил талантливейший Владимир Ареховский со своей группой «Северное сияние», была «Тёплая трасса». Только выступали не в клубе, а в кафе на 30 человек. Покупай дорогое пиво, сиди эстетствуй с салатом. А в соседнем зале гуляли местные опера – отмечали день работника уголовного розыска. Жаркое «звёзды это только лишь грехи на погонах» перекликалось с задорным «мальчик хочет в Тамбов». У туалета в одной очереди стояли матёрые оппозиционеры в косухах и подружки работников полиции на высоких каблуках. Звуки у туалета из двух залов тоже мешались…

Андрей ИВАНОВ

Расширения для Joomla