Реакция на "революцию" Печать
Автор: Дмитрий Огнеев   
29.10.2012 15:30

После «оттепели», как известно, наступает застой. Причем зачастую этот застой может сопровождаться весьма сильными «заморозками». Особенно на фоне «оттепели», которая, может показаться глотком свободы разве что для современников, да и то только в самом ее начале. Потомками она обычно воспринимается лишь передышкой для инакомыслящих в процессе идеологических и кадровых брожений во власти.

 

Таким было время Дмитрия Медведева. Нет, ну, конечно, нельзя сказать, что при нем наступило торжество демократии. На протяжении всего его президентского срока сохранялась незыблемой выстроенная его предшественником политическая система, отсутствовали свободные выборы, да и оппозицию по-прежнему не жаловали: митинги «Стратегии 31» и прочие марши несогласных стабильно разгонялись, оппозиционеры садились в тюрьму, а некоторых даже разделили судьбу убитого нацбола Юрия Червочкина (Антон Страдымов). Но все же как-то легче дышалось, дул ветер перемен, словно кто-то открыл форточку в душном чулане под названием Россия.

Но вернулся Путин, и форточка как-то сама по себе захлопнулась. Незаметно так. Сначала была эйфория. Политическая система начала со скрипом, но меняться. Конечно, любому умному человеку было ясно, что это лишь косметический ремонт для выпуска пара, что путинское избирательное законодательство при любой его редакции будет играть на руку «Единой России». Но внешне все выглядело, как демократизация политической системы – последний, главный залп медведевской «оттепели». Да и у оппозиции вроде бы как возможности расширились. И результат выборов, на которых «Единая Россия» хоть и сохранила власть, но все же слегка пошатнулась. А что говорить о митингах на Болотной и на Сахарова, собравших невиданное для новейшей российской истории количество народу, причем в основе тех, кто был бесконечно далек от политики. Эйфория. Предчувствие скорого краха системы. Все это было.

Было, но недолго. Уж больно неприлично высокой оказалась поддержка у Путина. Уже после фактического провала мартовских митингов стало ясно: праздник кончился. Нужно было что-то делать, чтобы не ударить в грязь лицом. И было 6 мая, гуляния по Москве и новая волна эйфории, что вот, осенью, народ вернется из отпусков, как раз произойдут очередные повышения тарифов, вопреки клятвенным обещаниям президента, заработает людоедский закон «Об образовании», и вот тогда то…

И опять ничего. 15 сентября никак не шло в сравнение даже с тем, что было зимой. Кураж кончился. А в политике, как в футболе, не забиваешь ты – забивают тебе! И тут власть зашевелилась.

Вообще этот год стал необычайно богатым на реакцию. То ли из-за того, что закончилась эпоха Медведева, и вернулся Путин, то ли из-за того, что год юбилейный (75 лет прошло с того памятного для нашей страны 37-го). То ли мы действительно за годы медведевского правления отвыкли от ярко выраженных репрессий и неадекватности карательной системы. Добро пожаловать обратно. И даже не в 2007-й, а в 1937-й. С юбилейчиком!

Дело Pussy Riot, беспрецедентное со времен Инквизиции, и последовавший за ним фактический раскол общества по религиозному признаку. Избиение ОМОНом граждан на Болотной, впервые со времен Ельцина, и последовавшие массовые аресты. И наконец, апофеоз – удар по «Левому Фронту».

Глядя на то, что происходит, начинаешь задумываться об адекватности и психическом здоровье следователей, занимающихся «Болотным делом». Видеозапись, полученная неизвестно откуда, которую ни один нормальный суд даже смотреть не будет, машина времени, созданная оппозиционерами, на которой они, взяв деньги у Таргамадзе в начале июня, вернулись в начало мая и организовали массовые беспорядки. Да и сам ход следствия абсурден, попахивает опять же 37-м, когда целые группы людей с остервенением писали чистосердечные, признавая себя и соратников одновременно американскими, японскими, немецкими, английскими шпионами. Я уж молчу о похищении людей на территории иностранного государства, пытки и психологическое давлении.

Так неужели власть у нас окончательно потеряла связь с реальностью? Если да, то почему. Что это, проверка «на вшивость» или твердое решение свести наконец счеты с политическими противниками? Чего ждать дальше? Закручивания гаек и новой «политической зимы»? Насколько далеко власть готова зайти в этом?

Можно гадать, можно строить теории. Зачем? Скоро все узнаем. Совсем скоро состоятся выборы президента США, на которые наши властители все же оглядываются. От итогов которых будет зависеть география распространение «списков Магнитского». Которые либо заставят озверевших от крови «чекистов» притормозить, либо выдадут карт-бланш на дальнейшую расправу. И тогда не исключено, что в лучшем случае, на нарах окажется большая часть свежеизбранного КС, а в худшем… Источник «Интерфакса» в правоохранительных органах назвал заявления о пытках «организованной оппозицией истеричной кампанией, изобилующей подтасовкой фактов», которая «обернется совершенно неожиданными для нее результатами». Ну, мы уже все в предвкушении. Сухарей «на всякий пожарный» уже насушили.

Помните у Бердяева? «Революция – это реакция на реакцию, после которой наступает реакция на революцию». Вот и у власти наступила реакция на ими же придуманную, существующую в их кошмарных снах «революцию». И сорвало башню. Так что мы в ближайшее время будем переживать то, что уже переживали после 1905 года. Будет и «Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия», будут и «столыпинские вагоны», и «столыпинские галстуки». И 17-й год тоже будет.

Дмитрий ОГНЕЕВ

 

Расширения для Joomla